СЛОВАРЬ

АРЕНА: БИТВА УМОВ
Карстен МЕЙХОФФ
Дания

БЛИЦКРИГ

Фридрих Адольф КИТТЛЕР
Германия

БОЛЬ. ПАМЯТЬ. ПАМЯТКА
Зоя ЕРОШОК
Россия

ВОЙНА И МИР В ТЕРМИНАХ
И ОПРЕДЕЛЕНИЯХ

Дмитрий ЛОСКУТОВ
Россия/Брюссель

ВОЙНА ОБРАЗОВ
Сотириос БАХЦЕТИС
Греция

ВОЙНА: ОСВОБОЖДЕНИЕ ПЛЕННЫХ
Вячеслав ИЗМАЙЛОВ
Россия

ВОЙНЫ, ВОЛНЫ, ВЛАСТЕЛИНЫ
Владимир ВЕЛЬМИНСКИЙ
Германия

ГАРМОНИЯ (ВОЕННАЯ ПЕСНЬ)
Юки ХИГАШИНО
Япония/Франкфурт

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА
Валерией ПОДОРОГА
Россия

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ
Олег НИКИШИН
Россия

ИНФОРМАЦИЯ
Дмитрий РОГОЗИН
Россия

ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА
Кристоф ВАХТЕР
Матиас ЮД
Берлин/Швейцария

КЛОУН (НА ВОЙНЕ)
Лео БАССИ
Италия/Испания

КРУГ ВОЙНЫ
Аркадий БАБЧЕНКО
Россия

КОНЦЕПЦИЯ - НЕИЗВЕСТНЫЙ СОЛДАТ
Олег АРОНСОН
Россия

КОРПОРАЦИИ
Узочукву НДУКА
Нигерия

КОШАЧЬЯ НОТАЦИЯ
Юлия СТРАУСОВА
Германия

ЛИКИ УЖАСА
Энтони БИВОР
Великобритания

ОБРАЗ ВРАГА
Любовь ВИНОГРАДОВА
Россия

ООН: УСЛОВИЯ МИРА
Владимир ПЕТРОВСКИЙ
Россия

ОТКАЗ
Роман ШМИДТ
Германия

ПОДВИГ
Борис ЛЕОНОВ
Россия

ПРЕДОК
Николай ПЛУЖНИКОВ
Россия

РАДИКАЛЬНОЕ УПРОЩЕНИЕ
Андрей ТКАЧЕНКО
Россия

СЕРЖАНТ КОСОВ: МИРОТВОРЕЦ
Герман ВИНОГРАДОВ
Россия

СНАЙПЕР
Якоб БЁСКОВ
Дания

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ КОНФЛИКТОВ
Антон ИВАНОВ
Россия

УРОВЕНЬ РАССЕИВАНИЯ. ПЕПЕЛ.
Илья ПЛЕХАНОВ
Россия

ФИНАНСОВАЯ ВОЙНА
Сигурдур ИНГОЛЬФСОН
Исландия

ЧАСТНАЯ ВОЙНА
Обрад САВИЧ
Сербия/Великобритания

ШАЛАМОВ: ВОЙНА/ЛАГЕРЬ
Михаил РЫКЛИН
Россия

Flag

ВОЙНЫ, ВОЛНЫ, ВЛАСТЕЛИНЫ



Владимир Вельминский

Концепт: Современное общество, сама наша повседневность манипулируется посредством технических изобретений, разрабатываемых в военных лабораториях

 

Общество как лаборатория для военных испытаний. Эта концепция представлена в романе Александра Беляева «Властелин мира». Это история противостояния двух «гигантов воли», немца Штирнера («оккупанта мыслей»), научившегося управлять людьми своей волей, и советского инженера Качинского («освободителя»), который изобретает машину по управлению волей человека, использующую тот «факт», что человек устроен приблизительно так же, как радио-передатчик, принимающий и отправляющий сигналы. Одновременно само описание этого противостояния у Беляева вполне (почти пророчески) переводимо на язык новых технических изобретений двадцатого века (от радиостанции до машины Тюринга). Самые глубокие импульсы нашего сознания, оказывается, переводимы на язык машин, превращающих своих жертв в «кукол», «манекенов». В целом эта книга раскрывает перед нами видение общества, замкнутого в самом себе, и подвластного различным практикам по управлению собой, это невидимая война, берущая в плен «без всякого насилия». И это общество очень похоже на то, в котором мы живем сегодня, где сама наша повседневность оркестрируется посредством технических изобретений, разрабатываемых военными лабораториями.